Nineweh Lawson
Пионэры! Возьмитесь за руки и идите в жопу!
В дверь позвонили ровно в полседьмого, и естественно, как это обычно и бывало в это время, Семен Григорьевич был не в духе. К шести часам вечера он возвращался с работы, выгуливал Чапу, разогревал купленные по дороге полуфабрикаты, ужинал и пил чай с медом под мерное бормотание телевизора. Все это занимало примерно часа полтора. В благостное расположение духа Семен Григорьевич приходил лишь ближе к восьми, когда, выполнив нехитрые домашние дела, садился за разгадывание своих любимых судоку.

Сегодня Семен Григорьевич даже не успел помыть посуду, застигнутый пронзительным голосом дверного звонка с тарелкой в руках. Чапа, дурная престарелая спаниелиха, кинулась к двери, заливаясь визгом, лаем и какими-то совсем уж немыслимыми звуками, которые может издавать только абсолютно невменяемое животное, решившее, что без его участия хозяин пропустит визит незваного гостя. В том, что гость был незваным, сомневаться не приходилось. Будучи далеко не из тех людей, что с годами только прирастают друзьями и товарищами, Семен Григорьевич, мог рассчитывать на посещение своей скромной однушки разве что контролером энергосбыта.

Раздраженно швырнув тарелку в мойку, Семен Григорьевич наскоро вытер руки полотенцем и, поджав губы, пошел открывать. У двери он с наслаждением выписал пинка беснующейся Чапе, однако та, хоть и взвыла от боли, но не убежала на место, а напротив, принялась облаивать дверь пуще прежнего. Торопливо протянув руку, старик быстро скинул с двери цепочку, крутанул ручку замка и широко распахнул дверь. Заранее набрав в грудь побольше воздуха, дабы отчитать нежданного визитера, Семен Григорьевич едва не подавился, когда взгляду его предстала могучая фигура вечернего гостя.

Первой деталью, которая бросалась в глаза, была борода незнакомца - густая, окладистая, такого ярко-рыжего оттенка, что с легкостью посрамила бы известного гнома из «Властелина колец». Впрочем, великую фантастическую сагу Семен Григорьевич не читал, и не смотрел, а потому ему в голову пришла более приземленная аналогия: визитер походил на одного из тех православных священников, что умудряются совмещать духовный сан с увлечением боевыми единоборствами или членством в байк-клубе.

Мужчина был одет в пиджак с воротником стоечкой, трещащий по швам на широких плечах, и вылинявшие, потрепанные джинсы. Впрочем, наметанный глаз тут же определил бы, что трепал и вылинивал эту синюю ткань хороший дизайнер, из тех, чью продукцию продают в маленьких пафосных магазинчиках, с противными французскими названиями. Наряд довершали стоптанные кеды, с нечитаемой надписью на английском языке. Гость действительно был огромен: копна волос, таких же рыжих, как борода, терялась где-то на уровне притолоки, круглое лицо, с широко посаженными зелеными глазами и мясистым носом, было размером с баскетбольный мяч, а плечи занимали весь дверной проем. Густой рыжий волос в районе подбородка раздвинулся, и оттуда, гулким эхом прокатившись по подъезду, донеслось:
- Вечер добрый! Господин Лаптев, я полагаю?
Не найдя в себе достаточно смелости для ответа, Семен Григорьевич коротко кивнул. Незнакомец привычным движением протянул ему визитную карточку. Лаптев медленно вчитался в золотые буквы. Буквы гласили:

Общество Защиты Прав
«ВЕЛЕС»
Генеральный директор
ВЕЛЕС Ярослав Анатольевич

- Вы позволите войти? – поинтересовался между тем великан. Лаптев хотел ответить, что не позволит, но огромная рыжая масса уже шагнула вперед, и не оставалось ничего иного, кроме как покорно отойти в сторону. Ринувшаяся к гостю Чапа вновь схлопотала пинка, и обиженно подвывая, убежала в комнату.

Не имея опыта общения с обществами защиты, и до конца не понимая их полномочий, Лаптев чуточку опасался этих непонятных структур. К тому же, что ни говори, а вину за собой он чувствовал. Пару дней назад Чапа отчего-то не захотела идти домой, за что была нещадно бита, прямо на глазах соседских бабок, протирающих задницами лавочку возле подъезда. Проблема была в том, что полезших на защиту собаки старух Лаптев хлестко и сочно обложил матюками.

Гость скинул кеды, брезгливо обошел мокрое пятно, возле полочки с обувью, и двинулся прямиком в кухню. И эта его хамская уверенность наконец-то вывела Семена Григорьевича из ступора. Он поспешно запер дверь и бросился следом. Наглец уже восседал на любимом хозяйском стуле, и нетерпеливо барабанил пальцами по столешнице. Звук был необычный – слишком звонкий и противный. Лаптев вгляделся в гигантскую ладонь, и обомлел - в тусклом свете заходящего солнца, ему показалось, что пальцы гостя увенчаны давно нестриженными когтями, загнутыми и желтыми.

Поспешно включив лампочку, старик повторно посмотрел на руку гендиректора. Рука была абсолютно нормальной, с ровными аккуратными ногтями. Разве что несколько крупнее обычной средней ладони. Вот тогда-то Лаптев понял, что действительно нервничает.

– Дело, в сущности, пустяковое, - перешел к сути великан, - много времени не займет. Поэтому чаю не прошу.

«А я и не предлагаю», - хотел огрызнуться Семен Григорьевич, но вместо этого вдруг залебезил перед самоуверенным и громадным мужчиной, с пугающе-высокой должностью – гендиректор.
- Тогда может, на этот раз, ограничимся выговором?
Во взгляде мужчины мелькнуло удивление:
- Может быть… - протянул он. – Все будет зависеть от степени вашего раскаяния…
- Очень раскаиваюсь! – поспешно и искренне воскликнул Лаптев. – Вы поймите, я, вообще-то, интеллигентный человек… Но старухи эти… Слова дурные сами на язык просятся! А так я – ни-ни!
Удивление в зеленых глазах великана, сменилось пониманием, а за ним скукой.
- Это меня не интересует, - резко прервал он поток хозяйского красноречия.
- Отчего же? – заволновался тот.
- Да я как-то все больше животных защищаю, – гость широко улыбнулся.
- На визитке не написано, чего вы там защищаете, - буркнул осмелевший Лаптев.
- Написано, - опроверг его бородач. – Прочтите внимательно.
Лаптев вновь глянул на зажатую в пальцах визитку и действительно с удивлением прочел: «Общество Защиты Животных».
«Вот дурак старый! – мысленно обругал себя Семен Григорьевич. – Навыдумывал всякого, перепугал едва не до инфаркта, а тут… гринписовец!»
- Агааа… - понимающе протянул он. И с облегчением ощутил, как распрямляется, согнутая иррациональным страхом, спина. – Вон оно как…
Только теперь он обратил внимание, что в руке гость держит небольшой кожаный ошейник, перебирая его пальцами, на манер четок.
- Собаку забрать хотите?
Рыжий кивнул, отчего его волосы качнулись вверх-вниз, точно колосья спелой пшеницы, пригибаемые ветром.

- А по какому праву? – старик широко расставил обутые в домашние тапочки ноги, упер руки в бока. – Вы что думаете можно просто прийти и забрать чужую собаку? Нет уж! Сейчас, слава богу, не тридцатый год!

Лаптев так разошелся, что уже практически не слушал, что несет. Чистый поток сознания, изливающийся на рыжебородого, вещал о репрессиях и геноциде, обвинял его во всех смертных грехах, сравнивал с Гитлером, пугал наступившей демократией и связями в криминальном мире. Размахивая руками, Лаптев метался по кухне, похожий в своем распахнутом халате на байковую летучую мышь. Брызжа слюной, он яростно потрясал перед лицом невозмутимого гиганта сжатыми кулачками, на которых дикой племенной татуировкой синели узоры старческих вен. Он испытывал такой душевный подъем, что не сразу почувствовал, как нечто неуловимо быстрое, похожее на смазанное черно-белое пятно, обожгло ему лицо.

Гость встал во весь рост, нависнув над тщедушным стариком, точно огромный утес, покрытый красным мхом. В его ладони была зажата свернутая трубкой вечерняя газета, которую Лаптев читал за ужином.

- В-вы, ч-что себе п-позволяете?! – от обиды, злости и непонимания, у старика затряслась нижняя челюсть. – Да вы… Да я в-вас!

Рыжебородый бесстрастно, и даже как будто с некоторым участием, наблюдал за цветовыми изменениям, проносящимися по лицу хозяина квартиры. Невероятная гамма, от бледного бешенства, до багровой ярости, прошла по впалым щекам Лаптева.

- Скотина! – взвизгнул он, и бросился на обидчика.

Однако, непостижимым образом не задев ни мебель, ни старика, гигант увернулся от атаки. Лаптев же при этом схлопотал газетой по шее. Подпрыгнув, как ужаленный, он обернулся вокруг своей оси, и вновь оказался лицом к лицу со своим сумасшедшим гостем. И вздрогнул, услышав отрывистое:

- Фу!

Короткое слово зазвенело такими властными обертонам, что Лаптеву вдруг захотелось забиться в угол, или же упасть прямо здесь, перевернувшись на спину, подставляя Вожаку незащищенное горло. Кое-как совладав с собой, Семен Григорьевич принялся спиной отступать к прихожей. Гигант молниеносно оказался рядом, сграбастал Лаптева за ворот, и без видимых усилий вздернув в воздух, сам выволок его в туда. В два шага пройдя маленькое помещение, он остановился возле стойки с туфлями. Встряхнув Семена Григорьевича в руке, безумный гендиректор швырнул его прямо в натекшую от полки с туфлями лужу. Лаптев попытался подползти к двери, но стальные пальцы с силой впились ему в шею, неумолимо пригибая к полу.

- Кто это сделал? – все тем же спокойным тоном спросил мучитель, и с силой шлепнул старика газетой по тощему заду. – Фу! Нельзя! Нельзя!

Каждое уверенное «нельзя!» сопровождалось резким шлепком. Несмотря на халат, удары получались довольно болезненные. Покраснев от невыносимого унижения, Семен Григорьевич взвыл было… но тут же схлопотал газетой по физиономии.

- Тихо! – нахмурив рыжие брови, скомандовал гигант. А затем, легко двинув плечом, швырнул всхлипывающего старика через всю прихожую.

Впечатавшись в стену, Лаптев подавил в себе желание разреветься в голос и на четвереньках пополз в комнату. За спиной - он чувствовал это каждой клеткой своего тела, надвигался обезумевший «зеленый». И, несмотря на то, что на ногах его были обычные черные носки, перепуганному Лаптеву чудилось, будто по старому паркету глухо стучат тяжелые раздвоенные копыта.

Старик пересек комнату, дополз до батареи, и замер там, уткнувшись заплаканным лицом в стену. Он уже начал натягивать на голову ворот халата, в какой-то наивно-детской уверенности, что если не видеть страха, страх исчезнет, как из-под кресла вылетела Чапа. Уткнулась лапами в грудь хозяина, она принялась вылизывать его мокрое лицо, скуля и повизгивая от удовольствия. Но пытающийся залезть под халат Лаптев проявленной любви не оценил. Он и в лучшие свои дни с брезгливостью относился к людям, которые позволяют этим четырехногим рассадникам заразы целовать себя в лицо, а уж сейчас и подавно не испытывал ничего, кроме страха и злости.

Наотмашь, тыльной стороной ладони он ударил собаку прямо по ухмыляющейся, счастливой морде. Но еще до того, как его, раздутые артритом костяшки вспыхнули болью, а Чапа, заверещав от обиды, кинулась в прихожую, он трижды успел пожалеть о своем поступке. Потому что вспомнил, за кем явился его опасный гость.

Тяжело скрипнул рассохшийся паркет, и в ноздри настойчиво полез запах паленого дерева. В поле зрения появилась ступня гостя, заставив старика похолодеть: нога правозащитника оканчивались широким раздвоенным копытом… и паркет под ним дымился.

- Вы совсем ничему не учитесь, - раздался сверху глубокий голос, полный разочарования и усталости.

Несмело подняв взгляд, Лаптев едва не умер от нахлынувшего ужаса. Велес был страшен. Колени его нереальным образом подломились, вытянув джинсы в обратную сторону, рубашка треснула на груди, обнажив могучий торс, сплошь заросший рыжим волосом – густым и спутанным. Пальцы, в которых крутился кожаный поводок, оканчивались толстыми кривыми когтями. Преодолев страх, Семен Григорьевич завершил траекторию своего взгляда на круглом, бородатом лице создания. Из рыжих зарослей на него с интересом смотрели озорные зеленые глаза, с продольным, точно у большой кошки, зрачком.

- Вам не нравится, как я поступил с вами, но сами вы продолжаете поступать так с теми, кто заведомо слабее вас, - согнув колени назад, гигант присел на корточки, став похожим на огромную волосатую цаплю.
- Кто вы? – пересохшими губами прошептал Лаптев.
- Я? – гость в притворном изумлении запустил руку в рыжую шевелюру, почесав выступившие из нее аккуратные рожки.
- Я – Велес. У меня вот и визитка имеется! - точно объясняя несмышленышу прописную истину, ответил он и полез в карман.
- Не надо, прошу вас! – взвизгнул Лаптев. - Забирайте! Забирайте собаку ко всем чер…
Старик осекся, опасливо глядя на Велесовы рога.
- … хренам! – неловко выкрутился он наконец.

Велес рассеянно покачал головой и вновь выпрямился во весь рост. Упавшая от него тень тяжело придавила старика к полу.
- Эх, кабы все было так просто!
Ошейник выпал из когтистых пальцев и мгновенно скользнул прямо к стариковской шее. Слабые пальцы лишь успели легонько царапнуть мягкий ремешок, когда тот обвился вокруг горла Лаптева, и самостоятельно застегнувшись, сдавил его с невероятной мощью. Воздух с шумом покинул легкие Семена Григорьевича и он испуганно замычал. Ошейник пульсировал, точно напившаяся крови пиявка.

И в тот самый миг, когда перед глазами задыхающегося старика заплясали пресловутые черные круги, Велес вдруг начал расти и покрываться шерстью с такой пугающей быстротой, что должен был вот-вот проломить головой потолок. Однако, как это ни странно, комната тоже начала увеличиваться в размерах, превращаясь в громадный тронный зал. Лаптев хотел закричать, но смог лишь полузадушено взвизгнуть. Поудобнее опершись на все четыре конечности, Семен Григорьевич твердо решил умереть с пафосными словами на устах. Словами, проклинающими ужасное существо, ворвавшееся в его жизнь и отнявшее ее. Почувствовав, что хватка ошейника немного ослабла, Лаптев вдохнул воздуха и…

… звонко тявкнул.

На лай из своего закутка выбралась Чапа и принялась восторженно обнюхивать своего недавнего хозяина. Велес протянул ставшую абсолютно нормальной руку, поправляя ремешок на шее маленького лохматого пекинеса.

- Вот, так гораздо лучше, верно?

В ответ пекинес злобно оскалился и попытался тяпнуть зубами огромные пальцы. Проворно одернув руку, Велес подхватил с пола газету и от души приложил собаку прямо по мосластому лохматому заду.

- Фу, кому сказано!?

От удара пекинес страдальчески закатил выпуклые глаза, злобно облаял обидчика и тут же напустил огромную лужу.

- Да что ж ты будешь делать? - устало пробормотал великан. С невозможной для человека скоростью, он выкинул вперед руку, цапнул пса за загривок и, тяжело вздохнув, опустил бывшего Лаптева мордой прямо в желтую лужу…

***

На щелчок замка из соседней квартиры осторожно выглянула старушечья физиономия, и увидав Чапу, в нетерпении прыгающую вокруг крупного рыжего мужчины, поинтересовалась:
- Допрыгался, мучитель? Забираете собачонку-то?
- Забираю, - подтвердил мужчина, устраивая под мышкой беспрестанно ворочающегося пекинеса.
- Слава Богу, - облегченно вздохнула бабулька. – Совсем животинку замучил, ирод!
- Как есть ирод! – с улыбкой отозвался Велес, и по-подростковому весело, вприпрыжку, побежал вниз по лестнице и мягкая подошва его потасканных кед, отчего-то гулко цокала, соприкасаясь со ступеньками. Следом за ним, заливаясь счастливым лаем, бодро трусила довольная Чапа.

Олег Кожин

@темы: рассказы, сказки и мифы