Nineweh Lawson
"Он стукнул кулаком об стол, крича, что призрак вновь пришёл"
01.10.2015 в 12:57
Пишет The Highgate Vampire:

Королевские легенды
Святой Франциск и мертвая королева Изабелла

Картины на тему святого Франциска и королевы Изабеллы очень живописны. Познакомимся с историей поближе.
Франсиско де Борха или Франческо Борджиа (28 октября 1510 года, Гандия — 30 сентября 1572 года, Рим) — католический святой, третий генерал Общества Иисуса (иезуиты). Представитель знатного каталонского рода Борджиа (Борха). Канонизирован 20 июня 1670 года.
Одним из наиболее существенных переживаний, подействовавших на жизнь Франциска, стала смерть императрицы Изабеллы в 1539 году. Франциск и его жена Элеонора отвечали за все этапы похорон. Говорят, что после её смерти он сказал, что больше никогда не будет служить смертному господину.
После смерти Изабеллы Франциск был назначен вице-королем в Каталонию. В 1542 г. он унаследовал герцогство своего отца, однако после смерти жены отказался от него и решил принять постриг.

"Карл V, болезненно подавленный после смерти своей супруги, удалился в монастырь иеронимитов Сислы. Перед этим он принял посвящение. Маркизу де Ломбэ и его супруге пришлось сопровождать тело в Гренаду и захоронить в королевской часовне, которая после Реконкисты волей Их Католических Величеств стала склепом для потомков. 2 мая прах императрицы в сопровождении дворян и прелатов был вывезен из города. Тело наскоро подготовили и закрыли в цинковом гробу. Маркиза лично обрядила свою госпожу в ее самое красивое платье. Похоронная процессия продвигалась очень медленно, прерываемая многочисленными остановками на молитвы в городах, находившихся на их пути длиной более чем в 500 километров. Через месяц кортеж добрался до Гренады. Сопровождавшим необходимо было выполнить одну формальность: священники Гренады должны поместить тело в склеп, но сначала перед открытым гробом каждый из сопровождавших обязан засвидетельствовать, что это был прах именно императрицы. Перед местными нотариусами, созванными по такому случаю, приоткрыли крышку гроба. Тление уже началось. Теперь невозможно было узнать некогда тонкие черты лица покойной — кучка бесформенной гнили издавала отвратительное зловоние. Ни один человек из свиты не решился поклясться, что эти ужасные останки принадлежали той, чьим очаровательным лицом они столько раз восхищались. Только Франциск засвидетельствовал, что это была именно императрица — но не потому что он ее узнал, а потому что во время путешествия он не спускал глаз с гроба.
Это ужасное видение смерти заставило маркиза принять твердое решение. Такой страшный конец неизбежно ожидал любое земное существование, поэтому он решил, что свою жизнь на земле он посвятит подготовке загробной жизни, служа единственному повелителю, которого смерть у него не заберет — Богу. Он дал такую клятву: Nunca mas servire a senor que se me pueda morir (Никогда не буду служить тому господину, которого смерть у меня заберет). На следующий день после погребения, во время заупокойной мессы на торжественных похоронах в соборе, он еще более утвердился в своем решении."


Безумная королева

Хуана I Безу́мная (исп. Juana I la Loca, Иоанна Безумная, 6 ноября 1479, Толедо, Испания — 12 апреля 1555, Тордесильяс, Испания) — королева Кастилии с 27 ноября 1504, номинально — до своей смерти в 1555 году. Супруга герцога Бургундского Филиппа Красивого, после его смерти, как считается, сошла с ума и была заключена в монастырь, и за неё правили её отец и старший сын.
Колоритная легенда гласит, что она приказывала вскрывать гроб каждую ночь и обнимала забальзамированные останки любимого супруга. Тем не менее, историки утверждают, что гроб она приказала открыть первый раз лишь спустя 5 недель после смерти Филиппа, чтобы опровергнуть слухи о том, что его тело было похищено. Случилось это, когда гроб находился во временной гробнице в Бургосе.
Через некоторое время в Бургосе началась чума. Королева приказала двигаться в Торкемаду — это было по пути в Гранаду, город, где находилась усыпальница монархов, и куда она везла тело мужа. Когда шли приготовления к отъезду, гроб был открыт второй раз (с той же целью).
Процессия передвигалась исключительно по ночам — «так как бедной вдове, потерявшей солнце своей души, незачем показываться на свете дня». Дни Хуана проводила в монастырях. В женских монастырях она не останавливалась, любым женщинам приближаться к телу было запрещено. Однажды процессия по ошибке остановилась на ночлег в женском монастыре. Им пришлось спешно собираться и уезжать, как только оплошность была замечена.
В январе 1507 она наконец разрешилась от бремени девочкой Екатериной в деревне Торкемада. Тогда гроб был открыт в третий раз, и Хуана снова посмотрела на останки любимого мужа.
В Торкемаде Хуана прожила несколько месяцев, никуда не отлучаясь. Получив известия, что её отец отплыл из Неаполя и готов принять власть, она приказала открыть гроб в четвёртый раз, напоследок. До Гранады она так и не доехала.
Другой элемент легенды — что Хуана ездила с гробом мужа по стране несколько лет (до 3). Это также преувеличение. Датировка и маршрут прослеживается достаточно чётко. Одна из версий гласит, что монахи могли внушить Хуане мысль, что Филипп может воскреснуть (существовало предсказание о принце, который сделает это через 14 лет после смерти). Таким образом, её желание не погребать его и обеспечить свободный доступ получает ещё одно объяснение.

Легенда неаполитанского короля

Кадр из сериала "Борджиа"

Фердинанд I (2 июня 1423 — 25 января 1494, Неаполь) — король Неаполя в 1458—1494 годах из династии Трастамара (в Неаполе называемой обычно Арагонской).
Согласно "Истории моего времени" Джовио, королю доставлял особое удовольствие вид поверженного врага — удовольствие столь острое, что его хотелось продлить. Трупы политических и иных противников Фердинанда, казненных, замученных или умерших в темнице, набальзамированные придворными медиками, доставлялись во дворец и, одетые в их собственную одежду, хранились в одной из дворцовых зал. У короля скопилась целая коллекция таких мумий, и ничто не радовало его сильнее, чем их созерцание.
*
Он сажал своих живых врагов в клетки и морил их до смерти там голодом, а после их смерти их тела не хоронили по приказу короля, а бальзамировали. По вечерам он с кувшином вина спускался в свое подземелье и попивая вино, любил ругать мумии своих врагов.
Это доставляло ему величайшее удовольствие! Из своей коллекции мумий, хотя она противоречила всем христианским законам, он не делал никакой тайны.
В его «коллекции» были первые вельможи королевства: графы и герцоги Сарно, Мелфи, Нардо, Морконе и многие другие.

К сожалению, пока не удалось найти что-то конкретное по этому факту или легенде. Если кто-то что-то знает, то очень ждем комментариев.



Трупный синод (лат. synodus horrenda — «жуткий синод») — состоявшийся в январе 897 года в Латеране церковный трибунал над эксгумированным трупом папы Формоза. Это событие, одно из самых неоднозначных в истории папства, вызвало раскол в церкви и дестабилизировало римский понтификат на рубеже IX и X столетий.

Подоплёка
В IX—X вв. папство переживало тяжёлый политический и нравственный кризис. При отсутствии надёжной экономической и политической опоры понтифик превращался в марионетку властителей тускулумских, сполетских, неаполитанских и беневентских, каждый из которых стремился к приращению своего домена и подвергал Папскую область хищническим набегам. Особенно неумеренными были аппетиты маркграфов Сполето из дома Гвидонидов.
За 93 года с 872 по 965 гг. на папском престоле сменилось 24 понтифика. В среднем каждый понтификат длился три-четыре года. Ведущие сенаторские фамилии Рима, представлявшие интересы феодальных домов Италии, путём интриг и махинаций приводили в Латеран своих ставленников и устраняли их в случае необходимости. Скудость и обрывочность сведений о папах того времени способствовали возникновению самых невероятных легенд — например, о том, что одно время папой была женщина.
Папа Формоз (891—896 гг.), короновав под принуждением в 892 г. императора Ламберта Сполетского, предпринял попытку противопоставить его влиянию одного из последних Каролингов, Арнульфа Каринтийского. Он призвал Арнульфа в Рим, венчал его на императорский трон и пытался склонить к вторжению во владения маркграфов сполетских. По дороге в Рим Арнульф успел осадить в Павии и вытеснить оттуда Ламбертова отца Гвидо III, коронованного императором ещё предшественником Формоза. Гвидо умер, пытаясь мобилизовать своих сторонников в Ломбардии. Несмотря на многообещающее начало, скоропостижная болезнь и смерть как Арнульфа, так и Формоза положила конец их антигвидонидским предприятиям.
Судилище
После смерти Формоза сторонники Гвидонидов устранили его преемника Бонифация VI и поставили папой молодого Стефана. Это был отпрыск Сполетского дома, поставленный Формозом в епископы латинского города Ананьи. В январе 897 г. в Рим прибыли Ламберт и его двоюродный брат Гвидо IV. Предполагается, что именно они потребовали эксгумировать труп умершего за девять месяцев до этого Формоза и предать его суду. Стефан и сам был заинтересован в объявлении постановлений Формоза ничтожными, ибо среди таковых оказывалось и его решение о положении Стефана в епископы. Дело в том, что Никейский собор запрещал епископам переходить с кафедры на кафедру; соответственно, римским епископом не мог быть избран епископ другого города.
Судебное заседание, подобного которому не сыскать в анналах «вечного города», развернулось в Латеранской базилике. Папа велел посадить на трон полуразложившийся труп своего предшественника и подверг его посмертному допросу, в ходе которого за покойника отвечал, подражая его голосу, спрятавшийся за троном дьякон. Формозу вменялись все те обвинения, которые выдвигал против него ещё Иоанн VIII, а именно: вероломство, переход с одной епископской кафедры (Порто) на другую (Рим) в обход установленного Никейским собором запрета, а также совершение им, мирянином, религиозных таинств. Кроме того, Формозу ставилось в вину венчание на царство «незаконнорожденного» Арнульфа при жизни законных императоров Гвидо и Ламберта.
По итогам синода избрание Формоза было объявлено недействительным, его указы отменены, а пальцы, которыми он совершал крестное знамение, были отрублены. Тело Формоза, лишённое одежды, без каких-либо знаков папского достоинства, проволокли по улицам «вечного города» и закопали в братской могиле для чужеземцев. Позднее оно было выкопано (вероятно, кладбищенскими ворами, ожидавшими богатой наживы) и с прикреплённым грузом сброшено в Тибр.
Последствия
Во время глумления над трупом Формоза Латеранский храм потрясло землетрясение, что вызвало его частичное обрушение. Это знамение пробудило в римлянах благоговейный ужас и возбудило всеобщее негодование против оскорбителей Формоза. Пошли слухи, что выловленное из Тибра тело понтифика стало творить чудесные исцеления, как о том повествует Лиутпранд:
Сколь велики были авторитет и благочестие папы Формоза, мы можем заключить из того, что когда позднее он был найден рыбаками и отнесён в церковь блаженного князя апостолов Петра, его, лежащего в гробу, почтительно приветствовали образа святых. Я часто слышал об этом от наиболее благочестивых мужей города Рима.
Римская чернь взбунтовалась, папа Стефан был заточён в темницу и там удавлен, его преемник Теодор II реабилитировал Формоза и с почестями перезахоронил облаченное в папские ризы тело понтифика. Годом позже папа Иоанн IX с одобрения Ламберта Сполетского запретил впредь судить покойников, подверг Трупный собор формальному осуждению и велел сжечь все относящиеся к нему документы.
Однако антиформозовская партия не считала себя побеждённой и выдвинула на римскую кафедру кандидатуру патриция Сергия, который принимал в подготовке и проведении злосчастного собора самое деятельное участие. Всех преемников Стефана Сергий считал антипапами. Чехарда в Латеране продолжалась с 896 по 904 гг., и всё это время за кулисами шла борьба между сторонниками и противниками Формоза, о которой достоверных источников сохранилось очень мало. Подробнее других сообщают об этом периоде Лиутпранд Кремонский и Регинон Прюмский. За это время на папском престоле сменилось семь пап (не считая одного антипапы), которые поочередно предавали своих предшественников анафеме. Некоторые (как, например, Теодор II и Роман) умирали при невыясненных обстоятельствах всего через несколько недель после избрания, что бросало на папский престол весьма зловещий отблеск.
Точку в истории Трупного собора поставил Сергий III (904—911), наконец овладевший Римом благодаря вооружённой помощи тускуламского комита Теофилакта и камеринского маркграфа Альбериха. Своих предшественников — папу Льва V и антипапу Христофора — он распорядился задержать и умертвить. Сергий отменил решения Теодора II и Иоанна IX, подверг Формоза новому порицанию и велел выгравировать на надгробии Стефана хвалебную эпитафию. С этого «нечестивого и кровожадного» понтифика в Риме начался не менее скандальный период порнократии.



В конце июня 1357 года королевский двор Португалии чествовал, пожалуй, самую ужасную за всю историю Европы королеву. Придворные не могли поверить, что церемония, на которой они вынуждены присутствовать, происходит наяву.
За два с половиной года до этого Инес де Кастро, любовница португальского принца Педру, не могла уснуть, предвкушая радостные перемены в своей судьбе. Кто-то жалел её, некоторые же посмеивались: не дождется ничего эта гордая кастильская выскочка, разряженная, как жена султана!
Её дети, безмятежно спящие в своих кроватках, даже не подозревают, что через несколько дней их будущее изменится, что они станут инфантами и их минует унизительная судьба незаконнорожденных. Перед отъездом принц поклялся на этом распятии, что если исход сражения будет успешным и он останется жив, то по возвращении домой провозгласит её, свою любимую Инес, мать его троих детей, своей законной супругой.
Король Португалии и Алгарви Афонсу IV был мрачен и раздражен таким выбором сына. Три советника явились к нему в страшном возбуждении, тараторили, перебивая друг друга, пока он не наорал на них и не заставил говорить внятно.
«Государь, нам удалось допросить графа Барселуша, и он подтвердил то, о чем мы тебя предупреждали. Твой единственный сын, храбрейший принц Португалии дон Педру перед отъездом в Гренаду поклялся небезызвестной тебе Инес де Кастро, что по возвращении объявит её своей законной женой. Во дворце Кастро в Коимбре находятся бумаги, подтверждающие её преступную переписку с королем Кастилии и её братьями, головорезами Кастро. Как только эта испанка станет принцессой Португалии, она вызовет своих братьев сюда — и спокойной жизни, государь, нам больше не будет. Нужно ехать к ней немедленно, потому что скоро вернется твой сын. Он ослеплен любовью, а потому не может разобраться в этом важном деле спокойно и справедливо»
Среди прибывших придворных дам Инес, возможно, и не была самой красивой, но её осанка и манеры буквально завораживали, заставляя всех рыцарей двора подолгу смотреть ей вслед. Поговаривали даже, что Инес — незаконная дочь короля Кастилии.
Король Афонсу тщетно пытается женить сына вторично — все напрасно: Педру отказывается жениться на ком-либо, кроме Инеш — неприемлемой для государства королевы. Поэтому король организовал заговор с целью убийства Инес. Когда принц Педру вернулся в Алкобасу, ему сообщили, что Инес де Кастро была найдена во Дворце с несколькими ножевыми ранами на шее и груди.
В 1357 после смерти отца, Педру занимает его трон.
Коронация проводилась по всем правилам, но без пышности и традиционных праздничных мероприятий. Почти никто при дворе не мог похвастаться тем, что общался с королем Педру, кроме графа Барселуша. С ним король обсуждал дела королевства и через графа доводил свои решения до представителей кортесов и придворных.
Рано утром 25 июня от королевского дворца в Коимбру торжественно двинулся парадный кортеж, за ним ехали придворные с семьями и духовенство. В Коимбре процессия расположилась на площади перед собором. Через открытые резные двери можно было видеть, что собор убран с чрезвычайной пышностью и путь к алтарю, охраняемый десятками стражников, устлан самыми дорогими коврами. В глубине что-то сверкало… В сопровождении оруженосцев показались всадники — король Педру и граф Барселуш. Король подъехал к самым воротам собора и сделал знак, что будет говорить. Пажи торжественно протрубили.
В глубине, на возвышении у алтаря утопал в живых цветах небольшой трон, а на нем было что-то непонятное, завернутое в золотую парчу. Король подошел к трону, опустился на колено и прикоснулся губами сначала к краю материи, а затем поцеловал руку… мумии, сморщенные пальцы которой виднелись из рукава. Встал, обернулся к отпрянувшей в ужасе толпе и громко произнес:
«Сегодня провозглашаем тебя, Инес де Кастро, именем Всевышнего и именем закона нашей страны королевой Португалии и Алгарви!»
Ради такого случая, пришлось вскрыть могилу убитой Инес, и усадить на трон полуистлевший труп. Вслед за королем присягнуть в верности королеве должны были поочередно сделать и остальные, но люди, не в силах поверить в происходившее, словно оцепенели. В ужасе и смятении они не могли оторвать глаз от того места, где красовалась золотая корона Португалии.
После церемонии труп королевы был снова захоронен в главном соборе Алкобасы. Рядом с могилой Инеш — «витрина» с локоном её волос и ржавым кинжалом, которым она и была зарезана. Стоит добавить, что трое дворян, убивших Инеш по приказу короля, поплатились — им вырвали сердца.
Жизнь Инеш де Каштру увековечена в нескольких классических пьесах и поэмах португальской и испанской литературы, в том числе в «Лузиадах» Камоэнса. И в России образ Инес нашел свое воплощение в живописи. В Академии художеств в Санкт-Петербурге хранится полотно Брюллова «Смерть Инес де Кастро». В XVIII в. в Мариинском театре был поставлен балет о гибели Инес де Кастро. Португальцы же свято чтят и поддерживают свою легенду. В октябре 2005 г. по всей стране с помпой отмечалось 650-летие гибели Инеш де Каштру.
В 1910 году известная писательница и переводчица Т.Л.Щепкина-Куперник написала новеллу «Инеса ди Кастро». В ней подробно описана ужасная сцена коронации мертвой королевы. Оканчивается новелла такими словами: «Гробницы их стоят не рядом, а одна против другой, по воле короля: затем, чтобы, когда они встанут для вечной жизни в день страшного суда, – их первый взгляд был бы взглядом любви».
©
-Сказка о мертвой королеве-
Нет, мумия Инес де Кастро в Португалии коронована не была. И португальские вельможи не целовали руку трупа, присягая мертвой королеве.
Более того, Инес не была злодейски убита кинжалами, как считал написавший картину "Смерть Инесы де Кастро" наш соотечественник Карл Брюллов, а казнена как государственная преступница посредством отсечения головы 7 января 1355 г. и не в монастыре, а во дворце Санта-Клара.
О мотивах, побудивших короля Альфонсу IV, избавиться от Инес де Кастро, можно рассуждать много, но все они носят исключительно политический характер. Ничего личного.
Став королем, несмотря на ранее данные клятвы о прощении всем участникам гражданской войны против отца, развязанной им, Педру I (Педру Злой и Педру Справедливый) жестоко расправился с некоторыми советниками покойного Альфонсу IV, в том числе и с вынесшими приговор Инес.
Именно после коронации Педру I заявил о том, что был женат на Инес де Кастро, но документальных подтверждений заключения этого брака не найдено.
©

URL записи

@темы: memento mori, интересности, копилка историй